Женщины и энергетическая бедность: персональные истории

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Сен 19 2016

Малабекова Ошурбика, 54 года, с. Рошорв

Мне 54 года, живу я в селе Рошорв в Бартангской долине. Моя семья состоит из 6 человек. В нашем доме мы постоянно сталкиваемся с проблемами, связанными с освещением и отоплением. Готовка еды или кипячение воды тоже требует топлива, а дрова у нас большой дефицит. Покупать их дорого. Зимой чтобы привезти машину дров с лесхоза нужно около 400 сомон, плюс 500 сомон за бензин и еще 300 сомон шоферу. А ведь надо еще покупать мясо и корм для животных. Немного оставляем на приобретение одежды.

Леса сейчас уже нет. Все вырубили. Даже травы и терескена почти не осталось. Скотине нечего есть, а когда дует сильный ветер из дома не выйдешь. Бывает и вещи уносит. Был бы лес, было бы меньше пыльных бурь. Дрова же приходится брать с другого берега реки. На себе их носить с одного берега на другой очень тяжело. Вода горная, холодная. Так я и заболела. Не могу теперь сидеть из-за того, что ноги болят. Ходим ведь далеко и таскаем тяжести, когда идем назад. Реку переходим вброд. Вот и болеем из-за холодной воды, да и дрова намокают. Когда топишь ими дым кругом, дети им все время дышат.

Иногда мы используем газ. К лету газа не остается. Обычно приезжает водитель и за 130 сомон забирает баллон для заправки. Заправленные газовые баллоны везут из Рушана или Хорога. Пока мы ждем баллона с газом, приходится использовать солярку. В день у нас уходит примерно 1 л солярки. Мы хотим избавиться от этих мучений. Чтобы ситуация изменилась нам нужен доступ к электроэнергии. Надо также использовать солнечные водонагреватели, солнечные кухни, утеплять дома. Вот когда мы все это сделаем, то сэкономим деньги и поедем в Лондон (смеется).

Нуридинова Абригуль, 45 лет, с. Рошорв

Мне 45 лет. В нашем доме живет 6 человек. Доходов в моей семье нет, только один из моих сыновей иногда помогает. Он уехал на заработки в Россию и уже больше 4 лет находится там. Остальные дети помогают по хозяйству. Другой работы и заработка у нас нет. Из-за того, что не было средств, дети не смогли получить хорошее образование.

Пока дети росли, мы с мужем каждый день ходили за дровами. Однажды зимой мы в поисках дров забрели слишком далеко. Муж тогда обморозил ноги, и ему их чуть не ампутировали. Теперь он инвалид, ему нельзя носить тяжести. Сейчас он только следит за землей на нашем участке. Пенсию по инвалидности он не получает. Нашей семье не на что покупать газ или керосин, поэтому мы используем только дрова. Когда с мужем случилась эта беда, мы отправили одного сына на заработки. Но тот вернулся – что-то у него там не сложилось.

Круглый год мы добываем дрова или кустарник. Зимой за ними ходят, в основном, сыновья. Это ежедневный и изнурительный труд. У нас нет денег, чтобы сменить дома старую печь новой и хорошей. Никаких технологий, которые используют возобновляемые источники энергии, у нас тоже нет. Сейчас даже для выпаса скота не хватает корма, потому что вырубили всю растительность вокруг. Нужно чтоб в селе было постоянное электричество, а также применялись все возможные устройства, использующие альтернативную энергию.

Сабзикова Аслинисо, 40 лет, с. Рошорв

Я живу в Рошорве. Семья моя состоит из 8 человек, из них трое детей школьного возраста, двое – студенты и трое взрослых (я, муж и отец мужа). Дети постарше учатся в Хороге, сын - на физика, дочь - на филолога. Никаких солнечных или других технологий прежде в нашем доме не было. Доход в семье – это пенсия отца супруга. Мы с мужем занимаемся землей и скотом. Когда нет электроэнергии, тратим деньги на солярку для освещения и других потребностей. В день у нас расходуется до 1 литра солярки. Здесь она у нас стоит около 10 сомон. Для приготовления еды мы иногда пользуемся керосиновой печью. Сейчас покупаем еще и газ. Заправляем его примерно раз в полтора месяца.

Пока выплату пенсий задерживают. Не на что покупать газ и солярку. Приходится каждый день ходить за дровами. Часто делаем это вместе с соседями. Встаем в 5:00 часов утра, выходим в 6:00. Бывает, что уходим от дома на расстояние больше 10-15 км. Случается, что и ночуем в горах, а потом наутро возвращаемся с дровами обратно. Два года назад купили металлическую печь в селе Басид за 500 сомон, наша старая вышла из строя. До сих пор пользуемся этой печью.

Для доставки дров нужно платить за машину, а на это нет денег. Зимой очень трудно ходить за дровами, поэтому мы не можем найти их в достаточном количестве. Дом у нас не утеплен. Зимой почти всегда холодно, даже внутри. Окно в доме старое. Зимой мы его закрываем, чтобы не дул холодный ветер. Внутри тогда сразу становится темно.

Один раз, когда еще дети были маленькими, мы с ними пошли за дровами. Очень долго их собирали, прошли более 30 км. Детям тогда стало совсем плохо от голода и усталости. А зимой у нас за дровами обычно ходят мужчины. Это трудно - кругом много снега и часто дует сильный ветер. Власти мало думают о простых людях, поэтому тяжелая ситуация, которая сложилась в селе, пока никак не меняется.

Материал подготовлен Экологической организацией «Маленькая Земля» в рамках проекта «Чистая энергия и женщины на крыше мира».