Новости

С мыслями о голубом небе: как города намерены сохранить воздух чистым после коронавируса

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Июль 23 2020

В последние несколько месяцев многие горожане с благоговением смотрели на свои города, в которых значительно снизился уровень загрязнений. Но три из них - Копенгаген, Окленд и Мехико – хотят сделать эти преобразования постоянными. Каким образом?

Для тех, кто не был затронут коронавирусом напрямую, самым большим утешением в условиях введённых ограничений, стала возможность легче дышать и дальше видеть. По мере того, как город за городом начинают отменять изоляционные меры, планировщики и экологические активисты обсуждают, как в них можно сохранить чистый воздух и голубое небо.

«Люди в самых разных частях мира видят, что изменения возможны», - говорит Зои Чейф, специалист по качеству воздуха группы C40 (ассоциация мировых мегаполисов, работающих для решения проблемы изменения климата). «Представьте, что вы забрались на крышу и впервые увидели горы. Вы стоите и думаете, как это здорово - осознавать, что оказывается это возможно».

Крыша эта могла быть в Катманду (где жители были поражены, когда впервые за десятилетия увидели гору Эверест) или в Маниле (где снова стала видна Сьерра-Мадре) или в десятках других городов по всему миру.

Улучшение качества воздуха наблюдается не везде. В некоторых азиатских городах, таких как Ханой и Джакарта, загрязнение стало хуже. Но, в целом, люди во многих уголках Земли вдруг открыли для себя альтернативу постоянному дыму и смогу, которые ежегодно уносят жизни примерно 3 млн человек.

Сегодня многие городские власти ищут способы для снижения уровня загрязнения. Зои Чейф говорит, что не существует быстрого и универсального решения для всех, но есть уроки - в области экологической справедливости, мобилизации сообществ, городского дизайна, климатических обязательств, технологических инноваций и муниципального лидерства - которые можно извлечь из успешного опыта городов, которые занимались этим еще до коронавируса. Вот три примера.

Копенгаген

У Копенгагена один из самых амбициозных планов в мире по сокращению выбросов: стать углеродонейтральным к 2025 году. Это подталкивает датскую столицу к поискам новых способов развития, которые выходят за рамки существующей модели «умного, чистого города с фокусом на велосипедный транспорт».

Активность горожан, прагматичное правительство и высокие налоги стали движущими силами перемен. Старые фотографии Копенгагена подтверждают, что в 1970-х годах он был охвачен автомобилизацией в такой же степени, как и многие другие европейские города. Именно в эти годы общественные группы активно выступали за то, чтобы «вернуть улицы людям». В какой-то момент на главной площади у городской Ратуши собрались более 100 000 жителей, которые потребовали у властей изменений. С тех пор градостроители неуклонно сокращали парковочные места и расширяли зоны для пешеходов и велосипедов.

Джепе Жюль, руководитель Датского экологического совета говорит, что это вопрос приоритетов. «По Копенгагену приятно гулять», - отмечает он, добавляя, что в некоторых районах города «пешеходы имеют больше пространства, чем велосипеды, а велосипеды имеют больше места, чем автомобили». Копенгаген теперь соперничает с Амстердамом за звание самого дружественного к велосипедам города в мире. Тут есть и специальные стойки у светофоров, чтобы велосипедисты могли отдохнуть, не опуская ноги на землю, особые контейнеры для кофе на вынос, предназначенные для велосипедов, и группы родителей, которые по очереди возят детей в школу на своих грузовых велосипедах (в них умещаются до шести ребят одновременно).

Достигнет ли Копенгаген своей цели на 2025 год во многом зависит от того, как быстро будет осуществлен переход системы теплоснабжения на угле на биомассу, ветро и геотермальную энергию. Новая инфраструктура централизованного теплоснабжения позволит районам отказаться от домашних котлов. Основной мусоросжигательный завод, вероятно, станет использовать технологию улавливания и хранения углерода.

Некоторые все еще сомневаются, что властям Копенгагена под силу сделать его «безуглеродным» в течение ближайших пяти лет. Однако Миккель Крогсгаард Нисс представитель городской мэрии замечает, что скептики ошибались и в прошлом. «С 2014 по 2020 год мы сократили выбросы углекислого газа более чем на 50%. Мы на верном пути», - говорит он.

Переход к безугдеродному будущему позволит создать до 35 000 рабочих мест, при этом большая часть средств для того, чтобы осуществить изменения поступит из государственной казны. Жители уже платят одни из самых высоких налогов в мире, но на это смотрят как на инвестиции в здоровую и качественную жизнь. Городские водоочистные сооружения тоже обошлись в копеечку, но теперь, когда они работают, жители могут без опаски купаться в прилегающей гавани. Датчане неизменно входят в число самых здоровых и счастливых людей мира.

Муниципальные власти также намерены полностью отказаться от двигателей внутреннего сгорания, электрифицировав автобусный парк и запретив бензиновые и дизельные автомобили в течение пяти лет. Предложенный план не был поддержан национальным правительством, поэтому местные экологические НПО лоббировали создание революционно новой схемы управления движением, которая нацелена на то, чтобы пользование автомобилем перестало быть удобным.

В основу «плана распределения», который был впервые введен в бельгийском городе Гент, легла идея разделить городской центр на несколько зон и запретить водителям ехать из одной в другую напрямую. Вместо этого они должны ехать в объезд через пригороды.

«При таком раскладе это означает, что короткая поездка до пекарни или чего-то еще просто невозможна», - говорит Йенс Мюллер, эксперт по качеству воздуха общественной организации «Транспорт и окружающая среда». В результате пешие прогулки, езда на велосипеде и общественный транспорт становятся более привлекательными видами передвижения. «Это самая радикальная вещь, которую вы можете осуществить, помимо создания зон без автомобилей», - говорит Жюль.

Копенгаген входит в группу европейских городов, которые пытаются стать примером для остальных в области улучшения качества воздуха. В эту группу, в том числе, входят Амстердам, Париж, Лондон и Осло. Йенс Мюллер говорит, что Лондон является лидером по зонам со сверхнизким уровнем выбросов, Осло продвигает использование электромобилей, а Париж рассматривает радикальные планы создания «города в пределах 15 минут», цель которого – обеспечить каждого жителя возможностью найти магазины и получить необходимые услуги в пределах короткой прогулки или поездки на велосипеде. Города в Германии являются пионерами временной (pop-up) инфраструктуры и тактического урбанизма. Это позволяет общинам закрывать дороги для автомобилей в определенное время и для определенных событий. В Брюсселе жители теперь имеют право решать, когда закрывать дороги для детских вечеринок или барбекю.

Основой этих изменений, по словам Йенса Мюллера, является общественная и гражданская активность предыдущих и нынешних поколений. В Амстердаме, например, стремятся перевести все лодки с ископаемого топлива на чистое и увеличить количество велосипедов. Но, как и в Копенгагене, источником сегодняшних устремлений улучшить качество воздуха является общественное движение 1970-х годов, которое боролось тогда против растущего числа дорожно-транспортных происшествий с лозунгами: «Прекратите убивать наших детей».

В Мадриде жесткая политическая борьба за контроль над улицами привела к тому, что в прошлом году более 20 000 человек вышли протестовать против планов правящей коалиции вновь открыть центр города для автомобилей. Запрет въезжать машинам в центр позволил Мадриду добиться значительного сокращения выбросов диоксида азота, которым не мог похвастаться ни один другой город Европы. Пока активные горожане смогли отстоять «безавтомобильный центр».

Калифорния (Окленд и Лос-Анджелес)

В Калифорнии общественные активисты недавно убедили правительство в том, что улучшать качество воздуха нужно помогая районами, где проживают семьи с низкими доходами, поскольку именно там зачастую и расположены источники загрязнения. Соответствующие принципы нашли отражение в недавно принятом законе штата.

Начиная с 1980-х годов Калифорния добилась впечатляющих успехов в борьбе с загрязнением. В то время Лос-Анджелес, Окленд и Сан-Хосе были известны своей ядовитой дымкой, которая висела над ними более 200 дней в году. В наши дни, благодаря более строгим правилам, более высоким стандартам топлива и меньшей зависимости от угля, воздух, как правило, меньше загрязнен, и жители гораздо чаще видят голубое небо. Несколько городов запустили программы «зеленых сделок», нацеленных на улучшение качества жизни и окружающей среды. Даже автомобильная столица мира - Лос-Анджелес - пытается подтолкнуть горожан меньше ездить на машинах и пользоваться обновленной системой общественного транспорта.

Но, пожалуй, самая впечатляющая работа проводится активистами на местном уровне в «горячих точках», где уровни загрязнения зашкаливают. Одна из наиболее известных Маргарет Гордон, которая почти 30 лет ведет кампанию за улучшение окружающей среды и социальную справедливость в своем районе Западного Окленда. Район является частью Сан-Франциско Бей Ареа и расположен между двумя шоссе, оживленным портом, промышленными предприятиями и участком, где предлагали построить угольный терминал.

Она впервые поняла, насколько сильно страдают жители, в основном чернокожей и латиноамериканской местной общины, от загрязнения еще в 1992 году. В то время она начала работать неполный рабочий день в местной школе, где обратила внимание на обувные коробки, заполненные ингаляторами от астмы с именными бирками детей. «Это стало началом. После этого я пошла на местное собрание, где выразила свое оправданное возмущение ужасными условиями в районе», - вспоминает она.

Маргарет начала следить за количеством грузовиков, которые проезжали через район по пути в порт. Позже она прошла обучение и получила финансирование для измерения уровня твердых частиц, известных как PM2.5. Последние могут привести к серьезным респираторным заболеваниям. Даже в ее доме показания превышали все допустимые нормы.

Маргарет инициировала проект в Западном Окленде, в рамках которого она вместе с учеными собирала данные, чтобы найти доказательства тому, во что она давно верила - бедные общины меньшинств гораздо чаще страдают от вредного воздействия загрязнения воздуха чем другие слои общества.

Постоянное давление на власти принесло результаты. Совет штата по воздушным ресурсам (California Air Resources Board) потребовал от руководства порта принять необходимые меры. Теперь к грузовым автомобилям предъявляют более жесткие требования, порт электрифицировал свои основные объекты, а проект по угольному терминалу был заблокирован. По данным руководства порта, загрязнение воздуха сейчас на 74% ниже по сравнению с уровнями 2008 года. Но Маргарет хочет большего. «На подоконниках вместо черного слоя пыли теперь серый. Но впереди еще долгий путь. У нас все еще есть «горячие точки», которые нам необходимо устранить», - говорит она.

Но похоже, что ее самым большим достижением стало участие в разработке закона штата AB617, который был принят в 2017 году и сделал местные общины ключевым аспектом планирования сокращения выбросов. Западный Окленд один из трех районов штата, которые разработали собственные планы действий по борьбе с источниками загрязнения. Активисты надеются, что закон поможет переломить тенденцию, когда богатые белые общины улучшают качество воздуха у себя за счет переноса источников загрязнения в бедные районы, где, в основном, проживают чернокожие или латиноамериканцы. Неслучайно, что из двух автомагистралей, проходящих в Окленде, грузовикам запрещен проезд только по 580-ой, которая проходит через более богатую часть города. Маргарет Гордон говорит, что ее целью является экологическое равенство.

Мехико

Пожалуй, наиболее интересным примером для экспертов по качеству воздуха и городских планировщиков является Мехико. Центральноамериканский мегаполис был назван самой загрязненной столицей мира в 1992 году, но с тех пор властям удалось многое улучшить, несмотря на наличие 5 миллионов жителей.

Сегодня город возглавляет, наверное, самый экологичный мэр в мире. Клаудия Шейнбаум Пардо, первая женщина, занявшая этот пост, является ученым-энергетиком, получившим Нобелевскую премию мира в 2007 году за работу в Межправительственной группе ООН по изменению климата.

В прошлом, будучи директором департамента окружающей среды Мехико, она руководила внедрением Metrobus (системы скоростных автобусов с выделенными полосами движения). Теперь она целится выше. В прошлом году Клаудия объявила о шестилетнем плане по охране окружающей среды, который среди прочего включает задачи по сокращению загрязнения воздуха на 30% и модернизацию метро общей стоимостью 40 млрд песо (1,5 млрд фунтов стерлингов), а также кампанию по посадке 15 млн деревьев. Ее администрация уже запретила использование одноразовых пластиковых пакетов и планирует постепенно отказаться от других одноразовых предметов, таких как соломинки, стаканчики и воздушные шарики.

Самая большая проблема города – автомобильные пробки. В Мехико действует система «Hoy No Circula», которая ограничивает дни пользования транспортными средствами в зависимости от их номерных знаков. Это привело к тому, что состоятельные люди стали покупать больше автомобилей, чтобы обойти ограничения. Количество транспортных средств почти удвоилось в период с 2006 по 2016 год, и в настоящее время на них приходится около 70% вредных выбросов в атмосферу. Предыдущие власти Мехико смогли снизить негативное влияние автомобилей, ужесточив стандарты на топливо, расширив сеть мониторинга и ограничив автомобилистам доступ к центральной части мегаполиса.

Но проблемы с загрязнением воздуха все еще существуют. Свою негативную лепту вносят и периодические лесные пожары на окружающих город холмах. В прошлом году уровень загрязнения воздуха был настолько опасным, что правительство закрыло школы, временно запретило десяткам тысяч автомобилей выезжать на улицы и заставило перенести профессиональные футбольные матчи. Но в целом были достигнуты определенные успехи. По словам Марко Балана, советника начальника столичного управления, отвечающего за качество воздуха, с 1988 года содержание приземного озона снизилось на 46%, а количество более твердых взвешенных частиц PM10 сократилось на 74%. «Вид из моего окна стал лучше, но нам предстоит долгий путь», - говорит он.

Клаудия Шейнбаум планирует ужесточить нормы выбросов для новых транспортных средств, поощряя использование гибридных и электрических автомобилей. Больше средств будет направлено на развитие метро, наземного легкого метро и канатных дорог, а также более чистого парка автобусов, чтобы людям больше не приходилось полагаться на зачастую грязные и переполненные микроавтобусы частных извозчиков. Важным шагом будет прекращение топливных субсидий.

«Мехико - замечательный пример происходящих улучшений в области качества воздуха. Здесь комплексно подходят к решению проблемы. Ситуация не идеальная, но они добились действительно впечатляющего прогресса», - говорит Зои Чейф.

«После того как ограничительные меры будут сняты, крайне важно опираться на то, что уже есть и что было сделано – и в Мехико, и в других городах. Мы стали свидетелями того, как улучшилось качество воздуха за последние несколько месяцев. Этому способствовали печальные обстоятельства (пандемия). Я надеюсь, что теперь мы сможем найти способ достичь таких же результатов, опираясь на принципы социальной справедливости и практической осуществимости», - добавляет она.

По материалам The Guardian
Тимур Идрисов, Экологическая организация «Маленькая Земля»